Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

cot begemot moty

Венеция - 2, становление.

Волны накатывают на берег. Босоногая и кучерявая девчушка, осторожно ступает по мокрой гальке, прижимая к штопаному платью тряпичную куклу, подарок отца. Каждое утро, она приходит на берег и вглядывается в даль горизонта. Прошел уже месяц, как её отец уплыл с торговой баркой на юг. Отдалено слышны голоса грузчиков. В венецианском порту, началась погрузка очередного торгового судна. - - Все уплывают и уплывают, и никто не возвращается вовремя - - с грустью думает она про себя, и всё смотрит и смотрит в даль. Как вдруг, над горизонтом. Показался одинокий парус.

Волны накатывают на берег. Бородатый мужик чуть согнувшись, бежит по мокрой гальке за хромой и подраненной чайкой, прижимая к штопаной кольчуге боевой топор, подарок отца. Разношерстная и подвыпившая толпа на берегу, перекрикивая отчаянный визг птицы, подбадривает бегущего следом - - Давай, давай !! Шерше ля фам, твою мать !! Топор тебе в задницу !! - - В венецианском порту, началась погрузка на судна провианта и рыцарей. Четвертого и последнего Крестового похода.

Историю Венеции, можно начинать с любого места. Начнем с Арсенала. С самого сердца Венеции. Торговая и военная мощь венецианского флота, делалась здесь. За его крепкими стенами. Во времена могущества республики. Когда флаг крылатого Льва гордо реял над водами Адриатики и всего Средиземноморья, сюда стекались тысячи мозолистых рук. За стенами Арсенала кипела смола, визжали пилы и стучали молотки на самом первом в мире конвейере. Четко по графику, с его стапелей сходили оснащенные парусники.

Подойдем и мы к его входу. Сидящие на страже львы, грустно смотрят на нас из своего славного прошлого. Сотрем ластиком Время. Столетие за столетием. Исчезнут львы и каменная мостовая под ними. Уменьшатся и исчезнут окружающие стены. Останется только невзрачное каменное здание и деревянный причал на берегу. Волны накатывают на берег. Мы в самом начале истории.

На месте будущего Арсенала, пруд. Несколько прудов с примитивными шлюзами. В самом конце, каменное здание. Это склад Соли. Морская вода через шлюз затекает в первый пруд. Через месяц, когда часть воды испарится, её перегоняют в другой пруд. Через месяц в следующий. Из последнего, соленую морскую воду, перекачивают вручную и коромыслами, в специальный пруд с каменным дном. Когда вода полностью испарится, соль засыпают в мешки и относят в здание. В начале венецианской истории - добыча и экспорт Соли. Как сказал бы знатный путинист - - Мы тут не там. Мы великая энерго - солевая держава.

Один килограмм на человека в год ( это минимум потребления ). Тысяча тонн на миллион человек. Много людей, много соли.

Основное направление мешков соли, вверх по реке По. Небольшое усовершенствование парусного снаряжения, позволило гнать лодки под парусом до городка Феррара, круглый год. Дальше. Как Бог пошлет.

Прогрессом, движет Лень и Жадность. Обычная лень, в большей степени. Человеческая лень и не желание гребсти веслами, создали парус. Парус, снизил трудозатраты ( цены ) на морские перевозки вдоль берега. Морские перевозки, создали Венецию. Но мы забегаем вперед. В начале - - была Соль.

На островах венецианской лагуны, были идеальные условия для получения морской соли. Затратив некоторые усилия для постройки цепи прудов и большой чаши с каменным дном, можно было получать соль в большом количестве. Стабильно и с низкими трудозатратами. Что означает - Много и дешево. Подгоняй лодку с парусом, грузи мешки, считай прибыль. Что и привлекло материковый капитал на эти острова. Не было бы таких условий для привлечения капитала на островах Венеции, сама Венеция, появилась бы в другом месте. С точки зрения Истории, не велика разница. Не Венеция, так Кьоджа или Равена - Стали бы владычицей морской. Но, Господь Бог распорядился иначе.

- - Парус не весла, Человек не лошадь, Я убью тебя лодочник, ты мне больше не нужен - - популярный шлягер капиталистов эксплуататоров, забытых времен.

Капитал всегда стремится туда, где есть Сырьё, Энергия и годное к эксплуатации население. На островах будущей Венеции, было сырьё - Соль. Энергия - Ветер, надувающий паруса. Проблема была только с населением. Заманенные зерном и едой, на осень и зиму работники, весной разбегались с острова по рыбацким деревушкам на материке. Но лиха беда начало. Москва не сразу строилась. Капитал в соледобычу продолжал вкладываться. Рядом с солевыми прудами и причалами, появлялись капитальные строения. В капитальных строениях, помимо командировочных и вахтавиков кланов, сбежавшие любовные парочки от гнева родителей ( увезу тебя я в тундру ), у любовников появлялись дети. Население ширилось и развивалось.

По мере роста численности населения на островах лагуны, появлялись параллельные соледобыче специальности и мастерские. Первоначально, как ремонтное техобслуживание парусных лодок при складских строениях. Так как острова венецианской лагуны находятся в центре и на перекрестке морских путей, развитие техобслуживания парусных лодок, в определенный момент стало отдельной деятельностью. На островах лагуны, появились десятки мелких Арсеналов, принадлежавшие разным семейным кланам. Станции техобслуживания лодок, не спеша и последовательно переходили к частичному изготовлению деталей для парусников. От изготовления деталей для ремонта, к частичной реконструкции самих парусников. Не спеша и основательно, появлялась техническая база для полноценного изготовления парусных лодок.

Собственно говоря, Венеция как Венеция, стала проявляться в тот момент, когда эти станции техобслуживания парусных лодок, стали вносить технологические улучшения в их конструкции. Материковый капитал итальянских полисов в бассейне реки По, был далек от народа. От того народа, который непосредственно ходил под парусом. Мастера Цехов по изготовлению речных и морских лодок, стали терять влияние на совершенствование морских лодок с парусом. Появившиеся молодые мастера на островах будущей Венеции, имели прямую связь с морским народом моряков. Все просьбы по улучшению парусного снаряжения, те объясняли на пальцах молодым и алчным волкам производителям, на островах. Те их внимательно слушали и по мере возможности воплощали в материальном виде. Улучшение парусного оснащения, увеличивало прибрежную торговлю.

До появления Венеции и Светлейшей владычицы морей, оставался всего один шаг. Всего одно решение, одного семейного клана патрициев, миланской Ломбардии - - Переезд.

С начала переезда на острова одного из больших семейных кланов, и начинается полноценная история Венеции. В производство парусных лодок на островах, начинает влаживаться крупных капитал. За ним последуют другие. Начнется гонка по увеличению тоннажа лодок. Чем крупней судно, тем меньше трудозатрат на перевозку тонны груза, тем ниже стоимость транспортировки. На острова лагуны, начнется переезд целых Цехов из Кремоны и Пьяченца по производству лодок, как часть семейных капиталов различных кланов. С женами и детьми, с инструментом и подмастерьями. Если и можно назвать что то - - Великим переселением народа - - то это оно и будет. Капитал семейного клана пришел в движение и начал плановый и последовательный переезд со всем имуществом, к новому месту базирования. Рядом с прудом по добыче соли, начинают появляться капитальные строения Цеховых мастерских по изготовлению крупных лодок. Кузнечных, столярных, ткацких и канатных мастерских. Не спеша и основательно, начинают расти стены венецианского Арсенала.

Достаточно быстро выясниться, что сырьё для производства лодок дешевле везти не с верховий речного бассейна, а с морского побережья. Ближайшее побережье, где близко к берегу растет Сосна и Дуб, хорватская Истрия на северо - востоке Адриатики. На юго - восток от Венеции и рукой подать. К хорватской Истрии прокладывают каботажный путь крупные парусники. Наладить регулярный торговый обмен итальянского побережья с хорватским, главная задача молодой Венеции. Ровные стволы молодого Дуба и сосновые доски, её главная цель. В рыбацких поселениях на побережье Истрии появляются крупные лодки Венеции. Им есть, что предложить для обмена. Изысканные ткани миланской Ломбардии, женские украшения и железные изделия кузнечных мастерских. В обмен на зерно, лён и рыбу, но прежде всего строевой лес. Через растущий флот Венеции, итальянские города Ломбардии налаживают регулярный торговый обмен с хорватским побережьем Истрии. Северная часть Адриатического моря, постепенно связывается венецианским флотом в единый торговый и культурный рынок. Торговля требовала больше парусников.

В самой Венеции происходили изменения. Увеличение числа поселенцев вокруг промышленно торговый факторий, требовало упорядочивания полисной жизни. В отличии от других полисов - городов, Венеция была самым первым полисом, который сразу складывался как олигархический. Семейные кланы переезжающие на острова, неизбежно пришли к соглашению о формировании городской администрации без участия пополанов. Всё назначение бюрократии по управлению общей инфраструктурой, происходило внутри межкланового Совета - который стал постоянным и получил название - - Большой Совет Венеции. При Большом Совете и как бы над ним, был избранный Дож.

Выборы Дожа Венеции, это вам не чуровские подсчеты голосов. И не Шоу по выборам американского президента. Тут всё по взрослому. Какой то мальчик, случайно пойманный возле кремлевской думы, какой то жребий, бумажки, тридцать человек. Из них девять и снова мальчик, ещё один жребий, другой, четвертый, снова мальчик, снова жребий. Кручу верчу тебя запутать хочу, а вот и новый Дож, прошу любить и жаловать - - Ну да ну да, как то не очень и вериться - говорил Станиславский по этому поводу.

Какие тут к чёрту выборы, когда Нефть. Какие дожи, когда олигархия на лице написана. Большой Совет Венеции с самого начала был замкнутой структурой знатных семей. В Венеции даже Цехов не было. Вместо них были созданы Скуолы ( благотворительное общественно культур мультур фонд имени чулпан мамут ... .... при администрации президента ). Скуолы боролись не за права Цехов и подмастерьев, а за право очереди в торжественном шествии за Дожем вокруг площади Сан - Марка.

Между тем, появление якобы выборного Дожа, имело вполне конкретные причины. Всё дело не в политике, а в структуре экономики Венеции. Главное в Венеции, это Арсенал. Всё остальное, включая дворец Дожей и мост Риальто, это пристройки к Арсеналу. Сам Арсенал ( малый, затем большой ), начался строится при появлении должности Дожа. Причины его закладки, прямо вытекают из слияния капитала. Сами капиталисты ( семейные кланы ) давно заметили, что если разбить производство на отдельные звенья с отдельными профессиями, выхлоп продукции резко увеличивается. И чем длиннее производственная цепочка, тем дешевле и качественнее, и больше, получается продукция. В парусной лодке ( самой простой и примитивной ), больше двухсот деталей. Включая парус, мачту, канаты, руль, корпус из досок и тд. и тп. Если изготовление каждой детали парусника, отдать одной мастерской, то она их будет шлепать как пирожки, только и успевай относить. Чтоб относить детали не пришлось далеко, нужно все мастерские собрать в одном месте и последовательно.

Капиталисты видели картину маслом - Стоят в доль канала мастерские. Тут делают парус, тут мачту, тут корпус, канаты, весла и руль. Мимо мастерских проплывает сам Генри Форд и собирает детали в кучу. Куча в виде парусника, торжественно выплывает из канала. Картина настолько завораживала и вдохновляла эксплуататоров, что они решили её воплотить в жизнь. Оставалось только договориться о слиянии капитала, и размещение всех разбросанных по островам мастерских, в одном месте и вдоль одного канала. Как только Люди договорились, тут и появился Дож ( отец народа, вождь индустриализации ).

Для пополанов - народа, было заявлено. Мы республика, у нас есть Дож - отец народа, законно избранный. У нас тут равноудаление олигархов. Каждый сознательный житель, должен бесплатно отработать для общества и республики как и везде заведено. Республика в опасности, товарищи венецианцы. Не время строить театры и парки, враги не дремлют. Все на строительство общественно республиканского Арсенала.


Арсенал Венеции, это первое акционерное общество закрытого типа. Акции общего Пула, принадлежали крупным семейным кланам. Для пополанов - народа, было заявлено, что строящийся Арсенал - Принадлежит республике и почти народу ( Газпром национальное достояние ). Каково же было распределение акций возводимого и первого Арсенала среди знатных семей, то неведомо. Тайна великая есть.

Торговля требует монополии, а монополия требует технологического превосходства. Технологическое превосходство, лучше всего достигается слиянием капитала. Самым разумным и логическим действием первого шага при слиянии капитала, будет такое - - Объединить капиталы по постройке судов, а сами судна врознь. Технологическая база по постройке судов общая, сами судна нет. Это первый шаг слияния и укрупнения капитала. Следующий шаг - Судна в кучу ( был достигнут позже и в момент появления в Венеции Совета десяти, а также в Генуе ). Третий шаг - Акции общей закрытой компании, можно впаривать лохам, назвав её открытой ( третий уровень слияния капитала, был достигнут значительно позже, и в Ост - индской компании ).

Именно этот и первый шаг слияния капитала, и был произведен в Венеции в момент создания Большого Совета ( люди подсчитали и договорились ). Арсенал, с самого начала создавался как общая база семейных кланов по постройке судов. Сами суда, юзались торговыми кланами по отдельности.

Малый и первый Арсенал, благодаря слиянию капитала и свозки всех мастерских в одно место, получил высокий уровень разделения труда, что позволило производить суда дешевле и больше. Сама структура управления общим имуществом Арсенала и выведенная из цеховой регламентации, позволяла оперативно вносить изменения в конструкцию и непрерывно совершенствовать парусники. Благодаря чему, венецианский флот стал бороздить просторы всей Адриатики, и стягивать его в единый рынок. Наступало время великих географических открытий средиземного бассейна. Торговой и культурной экспансии Венеции. О чём и пойдет речь дальше.